Предисловие 2003 г.

Эта работа была написана 15 лет назад, в период с января по март 1988 года и собственноручно отпечатана на машинке (копия сохранилась у меня). Формально она была работой по курсу философии по программе подготовки к кандидатскому экзамену. Работу я сдал и на экзамене получил «отлично». Кстати, таких оценок у меня не было: обычная оценка по философии была «4» — на самом деле, я так и не понимал, что такое диалектический материализм, ни в школе, ни в институте. То есть не понимал, учась «по программе». Но с этой работой всё получилось по-другому: она действительно была мне интересна неформально. На самом деле я довольно долго думал, стоит ли помещать её здесь, поскольку многое из написанного в ней кажется устаревшим. Решил, что всё же стоит...


Вероятно, интерес к философии появился у меня уже после окончания института, и может быть, ещё сказалось то самое время. Напомню, в 1987 году «страна торжественно отметила» 70-летие Советской власти, которая казалась весьма устойчивой — надо лишь очистить её от наслоений и повернуть «лицом к человеку». Меня же, как только закончившего ВУЗ молодого специалиста больше интересовала социальная психология, немного — социология (она не входила тогда в институтские программы), я старался разобраться в основах взаимоотношений людей в коллективе, в том числе в научных организациях. С этим же был связан интерес к психологии учёного, научной работы и творчества.

Я читал довольно много литературы, начиная от «Теории решения изобретательских задач» Альтшуллера и кончая «Социальной психологией научного коллектива». Из философских направлений меня в основном привлекала диалектическая логика — мне казалось, что это именно тот инструмент, который может быть использован учёным на практике. Помимо двух институтских учебников для философских факультетов, я прочитал книгу В. Ильенкова, многому поразился, но его приверженцем не стал. Однако наиболее сильное впечатление на меня произвела книга А. Минасяна «Диалектика и софистика», купленная, в общем-то, случайно в отделе «философия» книжного магазина «Москва», что рядом с памятником Долгорукому (магазин был совсем не таким, как сейчас). Образцы ведения дискуссии, способы доказательства и опровержения повлияли на меня на долгое время, наверно, до сих пор... В чём-то эту книгу можно сравнить с «Диалогами» Платона, читанными примерно в то же время. Повлияла она и на саму работу, которая в соответствии с принципами диалектической логики состоит из 3 глав: исходные положения — анализ — синтез.

Итак, мне хотелось разобраться самому (и выразить в этой работе), чем же на самом деле учёные отличаются от «обычных людей», где проходит «краеугольный камень» между ними. А заодно (представьте себе!) внести свою небольшую лепту в «очистку от наслоений» нашей обществоведческой науки. Я ещё не смог избежать в тексте почти обязательных цитат из классиков марксизма-ленинизма, хотя старался, чтобы они не мешали выразить собственные мысли. Текст работы воспроизводится в исходном виде (может быть, кроме 2-3 запятых, исправленных при компьютерном наборе), но малосущественные части выведены мелким шрифтом — разумеется, в оригинале такого выделения не было.

Как я вскоре понял, замечательная мысль завела меня слишком далеко: свободомыслие (уже ставшее возможным в значительной степени) начало подбираться к фундаменту, на котором стояла отечественная философия того времени. Первым же понятием, показавшим свою неустойчивость (благодаря Платону, Ильенкову и Минасяну) стала «абсолютная истина» — увы, доказать, что она не существует, оказалось слишком просто. Было странно, как столь очевидный факт до сих пор не попал в поле зрения философов... Впрочем, мне хватило благоразумия не обсуждать это с преподавателями философии и не упоминать о данной проблеме в своей работе. Труды Бердяева, который писал об этом ещё в 20-х годах, будучи в эмиграции, стали доступны несколько позже. Следующее «разочарование»: мне стало очевидно, что коммунизм представляет собой бессодержательную абстракцию и не может быть реализован на практике. Причина в том, что сделать труд человека «непосредственно общественным», а это одно из основных положений коммунизма, в нормальных условиях невозможно, это могут быть только условия труда в тюрьме или лагере (что, собственно, и доказала вся история социалистической России). Не знаю, что стало бы с моим разумом после таких открытий, происходи это до 85 года, но в 88-м время коммунистической идеи уже было сочтено, и это подсознательно чувствовалось. Наконец, третьим выводом, сделанным в ходе работы, стала невозможность существования бога. Собственно, будучи атеистом, я и не сомневался в отсутствии богов, но теперь стал чётко представлять: существование бога в материальном мире невозможно физически, бог существует лишь постольку, поскольку существуют люди, верящие в него. Последнее обстоятельство помогает мне и сегодня, в наше сложное (с точки зрения взаимоотношений с религиями) время... Вообще, после всей философской работы (а я «по инерции» продолжал думать над этими проблемами ещё некоторое время) мои взгляды на окружающий мир претерпели заметную эволюцию.

В заключение этого пространного (так получилось) предисловия хотелось бы отметить фантастическую повесть М. Маркова «Ошибка физиолога Ню», напечатанную в журнале «Наука и жизнь» в 1985 году. Многие философские обобщения, которые прямо напрашиваются при чтении этой повести, стали даже более актуальными сегодня, когда научно-технический прогресс, особенно в области вычислительной техники и биологии, намного продвинулся по сравнению с 1985 годом.

<< к началу работы