Язык при изменённых состояниях сознания
(записи по лит. — Д. Спивак, 1986, 1988)

(Моё предисловие)

Точка зрения, что сознание человека представляет собой "континуум от сверхсознания до комы", не совсем верна. Изменение состояния сознания происходит не непрерывно, а "ступеньками", каждая из которых отвечает активации либо торможению соответствующих процессов (систем связей, "функциональных органов", уровней психического отражения и т.п.). Включение или выключение этих связей — пороговый процесс, соответствует переходу со ступеньки на ступеньку; в пределах ступеньки меняются лишь динамические параметры процесса — скорость и т.д.

При внешних воздействиях, сопровождающихся изменением состояния сознания в направлении торможения высших психических функций, в первую очередь "выключаются" (тормозятся) филогенетически более поздние функции, как более сложные и высокоорганизованные. В языке это означает, что вместо новых, более современных лексики и грамматики, активизируются более старые, "глубинные", "архаичные" грамматики и лексики, что в определённой мере соответствует этапам исторического развития языка и одновременно, развитию языка в онтогенезе, т.е. от "детского" к "взрослому". Язык является наиболее чувствительным показателем уровня сознания, поскольку на него "задействованы" практически все высшие психические функции. Такой подход отличается от принятого узкоспециального (нейропсихология...) взгляда на изменение и нарушение языка как следствие нарушений (торможений) в мозговых структурах, ответственных за процесс речеобразования и восприятие речи (зона Брока и т.д.). Также не может быть принята точка зрения, когда уровень сознания отождествляется с работоспособностью речеобразующих структур (клинические эксперименты по наблюдению за восстановлением сознания) — это лишь малая часть функций сознания.

Возможно, дальнейшие исследования помогут подойти к проблеме количественного измерения уровня сознания — одной из серьёзных проблем общей психологии.

Основные изменения языка при снижении уровня сознания (мои комментарии в скобках)

  1. Возрастает число языковых "штампов" и фразеологических оборотов. (Видимо, это связано с торможением процесса перевода смысла в адекватную лексическую конструкцию, т.е. использование готовых лексических форм оказывается более простым, чем синтез новых, самостоятельных речевых конструкций.)
  2. Резко увеличивается число наречий, вплоть до использования их как основы при крайних стадиях изменения сознания.
  3. Пассивные формы начинают восприниматься как активные с подчинением, обусловленным порядком слов, а не окончаниями: "девушка услышана студентом" воспринимается как "девушка — услышать — студента", т.е. по схеме субъект — действие — предикат. (Пассивная форма — достаточно новая конструкция языка, и её восприятие требует большей работы по осмыслению. В архаичном языке окончаний либо совсем не было, или они имели второстепенное значение по сравнению с порядком слов. Свободный порядок слов за счёт окончаний появились сравнительно недавно. [...])
  4. Происходит редукция окончаний глагола.
  5. Сложносочинённые предложения превращаются в цепочку простых предолжений с нечёткой связью. Количество сложноподчинённых предложений резко уменьшается — т.н. цепной синтаксис.
    (.....), (.....), (.....),... или (.....) и (.....) и (.....) и... Последняя форма характерна для древнерусских летописей и былин.
  6. Замена личных конструкций "я" на косвенные "мне", "у меня". Пример: "я замёрз", "я боюсь" заменяется на "мне холодно", "мне страшно"... (Здесь же использование наречий — см. п. 2)
  7. Возрастает число ошибок согласования и число незавершённых предложений.
  8. При сильном торможении сознания речь сходна с речью на уровне засыпания. (Смысловой и речевой поток в состоянии сна представляет собой цепочку, в которой каждый элемент, прямо или ассоциативно, связан с ограниченным количеством предшествующих элементов, а выбор последующих случаен. Другими словами, в отдельной точке смысл ограничен несколькими звеньями, т.е. словами или даже одним словом. Такой поток как правило, "локально" осмыслен, но в целом смысл теряется. Иногда в цепочке случайных или, часто не совсем случайных, а определяемых общей концентрацией сознания на к.-л. проблеме ("комплекс", "доминанта"), смысловых элементов может появиться ассоциация, являющаяся ключевой для решения этой проблемы — "insight" etc.)

Предлагается классифицировать людей на группы в зависимости от их адаптивных способностей. После одинакового неблагоприятного воздействия (утомление, кислородное голодание, фармакологическое воздействие...) у первой группы состояние сознания меняется мало и быстро восстанавливается до нормального. У второй группы наблюдается выраженное изменённое состояние сознания. Для третьей группы людей аналогичное воздействие приводит сознание к болезненному состоянию. Исследование изменений языка при неблагоприятных воздействиях может использоваться с целью профессионального отбора.

Для определения изменения сознания при опросе речь экспериментатора должна соответствовать в определённой мере речи испытуемого, т.е. она должна опираться на ту же лексику и грамматику, которую использует испытуемый. (То же самое хорошо известно из педагогической психологии — чтобы добиться адекватного понимания детьми при общении с ними, необходимо перейти на уровень их лексики и грамматики, т.е. использовать их словарный запас и доступные сознанию детей лексические конструкции и обороты. Точнее, следует использовать несколько более высокий уровень — в случае с детьми в педагогических целях ("зона ближайшего развития"), а в случае со взрослыми нужно учесть, что восприятие смысла тормозится несколько медленнее, чем речеобразование.)

Расспросы следует вести в форме обычных вопросов, легко доступных для понимания: "Вот мы пришли и..." (закончить фразу), "Ну как дела, как голова?", "Как настроение?" и т.д. Получив ответ в виде речевого "штампа" или фразеологического оборота — "Нормально", "Порядок, да, голова нормально", следует постараться получить ответ другими словами — "А иначе как?", "То есть, поясни"... Повторение использованной конструкции требует уже более серьёзного внимания к испытуемому.

20.10.1993.